Выходные в Бресте

 

Когда передо мной и моей семьёй в очередной раз возник привычный уже вопрос: «Чем же заняться в выходные?», на семейном совете было решено съездить в Брест. В принципе, эта поездка планировалась давно, но откладывалась. То весной ещё холодно, лежит снег и короткий световой день, то возникают другие дела и проблемы. Правда погода этой поездке не сильно благоприятствовала. Стояли жаркие дни августа 2014, температура уверенно держалась за 30 С. Но мне врезалась память когда-то услышанная фраза: «Никогда не меняйте планов из-за погоды», и мы стали готовиться к поездке. Мне рассказывали, что так же поступают и немцы. Договорились, к примеру, поехать в выходные на шашлыки, в смысле на барбекю (шашлыков на шампурах у них нет), а в выходные идёт проливной дождь. Но, ни фига, надели плащи и резиновые сапоги и поехали на природу, и пытаются под дождём пожарить мясо на гриле. Порядок он-то нужен всегда и во всём. Стали смотреть гостиницы в Бресте  на  сайте. Гостиницы в Бресте похуже, чем в Гродно, о поездке в который я писал раньше. Остановились на гостиницах «Пять колец» и «Веста». Обе находятся в центре города. Гостиница «Пять колец» принадлежит спортивному ведомству и находится рядом со стадионом, недалеко от неё расположена «Веста». Это бывшая гостиница для советской номенклатуры с интерьерами из паркета и ковров. В «Весте»  за дополнительную плату в 100 тысяч рублей с человека можно заказать завтрак. Это скажем прямо дороговато, я не знаю, чем нужно кормить на 100 тысяч на завтрак в Беларуси. Да и вообще, все гостиницы у нас в Беларуси не дёшевы, цены на них европейские. Забронировать гостиницу можно по телефону. Затем мы изучили, что же можно посмотреть в Бресте. Достопримечательности  Бреста можно посмотреть на этом сайте.

Итак, солнечным субботним утром мы загрузились в машину и тронулись из Минска в Брест. Шоссе  утыкано камерами фотофиксации, как ежик иголками, поэтому соблюдать скоростной режим настоятельно рекомендуется. По мере того, как всходило солнце, температура повышалась, а на небе ни облачка. В конце концов, термометр стал уверенно показывать +35 С за бортом и кондиционер стал справляться с этим с трудом. Солнце пекло руки, даже атермальные стёкла не сильно помогали. Скорость я держал меньше разрешённой, чтобы не перегрелись покрышки и уже стал задумываться о справедливости приведенной выше мысли о планах и погоде.

  Доехав до Ивацевичей, мы свернули с шоссе М1 направо к городку Коссово. Это был первый пункт нашего маршрута. На окраине Коссово  находится дом, в котором родился национальный герой Польши, США и, надеюсь, Беларуси, почётный гражданин Франции Тадеуш Костюшко. Указатели, показывающие дорогу к дому-музею, отсутствуют. Дорогу пришлось спрашивать в Коссово у местных жителей. Удалось это сделать только со второго раза. Как оказалось не все жители этого города знают, кто такой Костюшко, и что рядом с городом есть его дом-музей. Деревянный родовой фольварок, в котором родился Костюшко, сгорел во время  Второй мировой войны и был восстановлен  лет 20 назад. Аутентичным остался только каменный подвал, камни, на полу которого, помнят шаги будущего полководца и политического деятеля Речи Посполитой и бригадного генерала армии США, имя которого носит единственное в США военное учебное заведение – военная академия Вест-Поинт, друга и соратника отцов-основателей американской нации Бенджамина Франклина и Джорджа Вашингтона. В доме музее есть небольшая экспозиция, посвященная биографии Костюшко и восстанию под его руководством.

 

 

Метров через 100 через дорогу прямо напротив  дома Костюшко на пригорке расположен дворец Пусловских. Поэтому, чтобы найти дом Костюшко, можно ориентироваться на немногочисленные указатели к дворцу. Это настоящий дворец, построенный в начале 19 века. По легендам в нём был зал со стеклянным полом-аквариумом, под которым плавали диковинные рыбы. Во дворце было 100 комнат, при этом каждая комната 2,5 дня в году благодаря особому расположению окон ярко освещалась солнечным светом, а хозяева в это время праздновали День комнаты. В замке было 12 башен по числу месяцев в году. Замок сильно был разрушен во время войны, сейчас в нём ведутся реставрационные работы.

 

Дальше мы двинулись ещё на 15 км в сторону от М1 в Ружаны посмотреть развалины дворца Сапегов. В Ружанах сохранилось много построек, которым не одна сотня лет, но главным объектом является дворец Сапегов, которые были канцлерами и гетманами Великого Княжества Литовского. Сейчас отреставрирован только один флигель дворца, который называли белорусским Версалем, но даже развалины производят большое впечатление. Хочется надеяться, что найдутся средства восстановить весь дворец, да и, глядишь, дойдёт очередь до других исторических зданий в Ружанах.

 

 

 

Все культовые сооружения в Ружанах по белорусской традиции расположены рядом на одной площади.

Вообще, моё мнение, если ты живёшь в Беларуси, то побывать в этих местах надо обязательно.   

Мысли вслух. Можно не читать. Интересно, что половина, если не больше, знаковых для Польши фигур родилась на белорусских землях. Тадеуш Костюшко и Адам Мицкевич, Михаил Огинский и Станислав Монюшко, Юзеф Пилсудский и Ежи Гедройц. Игнатий Гриневицкий, исполнивший царя-батюшку Александра II, поляк. Железный Феликс, который Дзержинский, тоже поляк. Ну ладно, этого так и быть, пусть себе забирают. Поляки считают своими соотечественниками  и Радзивилов, мол, они говорили по-польски. Это род, который столетиями жил на белорусских землях, представители которого были канцлерами Великого Княжества Литовского. В начале 20 века  русские журналисты спрашивали у Радзивилов:  « Вы кто? Поляки или русские?». Радзивилы отвечали: « Мы тутейшыя». Так себя в конце 19-начале 20 веков называло большинство белорусов. Тогда Александр Сергеевич Пушкин получается француз, в быту он, как и вся русская аристократия в 19 веке, говорил по-французски. Как-то вычитал мысль, что и Кастусь Калиновский был поляком. Это человек, который издавал газету «Мужыцкая праỳда» и писал перед казнью предсмертные «Лiсты з пад шыбенцы» на белорусском языке? А вот уже Янка Купала, который первые стихи писал по-польски, уже белорусский поэт. И Якуб Колас, который, по-видимому, дальний родственник Адама Мицкевича, тоже уже белорусский поэт. М-даа, странно… Или вот белорусский советский писатель Зимитрок Бядуля до 16 лет разговаривал только на идиш, ни русского ни белорусского он в отрочестве не знал, а потом вдруг стал писать по-белорусски.

 Екатерина II после раздела Речи Посполитой посетила белорусские земли и хваталась за голову, что за вавилонское столпотворение. Куча народов, каждый говорит на своём языке, каждый молится своим богам, но при этом, заметьте, никто  никому головы не режет.  Вообще в царской России вопрос с национальностью решался просто; ходишь в костёл- поляк, ходишь в церковь – белорус, в синагогу – еврей, в мечеть – татарин. Белорусам-литвинам вообще такое различие в конфессиях видимо в глубине души претило, поэтому и появилась униатская церковь. Идея объединить православие и католицизм в одном флаконе белорусское ноу хау. Объединить христианство, иудаизм и ислам,  к сожалению, не успели, но может быть ещё всё впереди. К слову говоря, одной из причин выведшей белорусский язык из оборота, стало то, что  литовская (белорусская) аристократия и бомонд в Речи Посполитой перешли на польский язык, а позже в Российской империи на русский. На белорусском языке стали говорить  только в деревнях.  Белорусский язык стал языком простолюдинов, мужицким языком. А какое даже сейчас одно из обидных ругательств? Правильно: «К-а-а-а-лхозник!». Царский запрет на использование белорусского языка довершил дело. В результате уже почти два века белорусский язык – «мёртвый» язык. Правда, нет худа без добра. За столетия все действующие языки опохабились, а наш, белорусский, остался, так сказать, в девственном состоянии. На сегодня он самый старый из всех славянских языков. Да ещё один интересный момент, в Королевстве Польском  белорусский язык называли «руським» или «русинским». Знаете, считается, что зело образованный человек должен знать какой-нибудь «мёртвый» язык, ну древнегреческий там, или латынь. Так вот я думаю, что белорусу, что бы быть белорусом, не обязательно говорить на белорусском, достаточно его в какой-то мере знать. Белорус это даже не национальность, а скорее состояние души.

С нашими северными соседями всё ясно. При разделе имущества Речи Посполитой они прихватили себе наше историческое название, одну из наших старых столиц Вильнюс, герб и князей. А нам остались деревни с названиями «Литва» и фамилия «Литвин». Да, кстати, дореволюционное название города Брест-Литовск вам ничего не говорит?

  А как же наш старший брат и восточный сосед? Русские первопечатники Иван Фёдоров и Пётр Мстиславец белорусы. Основатель первого учебного заведения в России, Славяно-греко-латинской академии, белорус Симеон Полоцкий. Самый известный в мире русский писатель Фёдор Достоевский по происхождению белорусский шляхтич. Об этом, правда, он и сам не знал. Родовое имение его Достоево находится недалеко от Пинска. Дед его, между прочим, был униатским священником. Да и сама царская династия Романовых имеет литовские, в смысле белорусские, корни. Об этом писал ещё Владимир Короткевич, который немало посидел в архивах. Они ведут свой род со Смоленщины, этнических белорусских земель. И т.д. и т. п , продолжать можно достаточно долго.

Про еврейскую диаспору, происхождением связанную с Беларусью, и говорить нечего. Проще перечислить тех, кто не связан с Беларусью.  Это и череда израильских политиков, и голливудские звёзды Кёрк и Майкл Дугласы, Харрисон Форд, дизайнеры Ральф Лорен и Кельвин Кляйн, нобелевские лауреаты, например, нобелевский лауреат по экономике Саймон Кузнец. Некоторые из них про это не вспоминают. А вот Скарлет Йохансен говорит прямо: «Моя семья из Минска». Молодец девчонка! Матушка итальянского актёра Марчелло Мастрояни, кстати, тоже родом из Минска. Дед основателя научного коммунизма Карла Маркса был раввином в Бресте. Дальше перечислять не буду. Настораживает  только одно, чтобы прославится, нужно отсюда уехать.                                             

Про то, что  белорусский Статут ВКЛ был то ли первой, то ли второй конституцией в мире, и его целый семестр изучают в Сорбонне, думаю, слышали многие. Я попытался разобраться, если второй, то какая была первая? Одна уважаемая мной журналистка как-то написала, что первой была конституция США. Только вот первый Статут Великого Княжества Литовского появился на 250 лет раньше американской конституции. Прошерстив исторические источники я пришёл к выводу, что за последние две тысячи лет наша конституция первая в мире. Как вы думаете, кто был по национальности Христофор Колумб? Генуэзец, испанец, португалец? Чёрта с два. Пару лет назад в США вышла книга  историка португальского происхождения Мануэля Розы «Колумб»,  в которой он доказывает, что Колумб был внучком нашего-то короля Ягайло. Заметьте, не тянет одеяло на себя, мол, Колумб был португалец, а как настоящий учёный режет правду-матку. Теперь понятно откуда у нас такая любовь к картошке. Ждём новых сенсаций, что Христос был белорусом и говорил на мове. К чему я всё это пишу. Вот есть белорусский народ, есть государство, а истории вроде никакой у нас и нет, вернее она началась только 22 июня 1941 года. Так, что ли? И ещё одна нехорошая мысль закрадывается в голову. Вспомним великие государства прошлого: Египет с его пирамидами, Древнюю Грецию, Римскую империю. Что общего сейчас у вороватых египтян, ленивых греков и итальянцев со своими славными предками? 

После посещения Ружан мы вернулись на шоссе М1 и двинулись напрямую к Бресту. В Кобрин заезжать уже не стали, не было времени. Хотя интересный город. Там есть дом-музей Суворова с хорошими экспонатами. После подавления восстания Костюшко Суворов приобрел себе усадебку в Кобрине и жил там пару лет. То ли ему здесь понравилось, то ли попросили приглядеть за мятежным народом. Он то, конечно, великий полководец, но для белорусской истории персонаж отрицательный. К слову, в том же доме полвека спустя жила семья Ромуальда Траугутта, близкого соратника и одного из руководителей восстания  Калиновского, но это уже совсем другая история.

В Брест мы въехали по улице Московской. На поздний обед остановились в ресторане «Пит-стоп» торгового центра «Корона». В Беларуси вкусно и недорого поесть проблема всегда и везде, поэтому пищу я предпочитаю принимать в местах проверенных, к которым относится сеть ресторанов при «Короне». К слову, брестская «Корона» копия бобруйской. После  обеда сразу двинулись смотреть Брестскую крепость. Для тех, кто не в курсе расскажу, надо ехать по улице Московской всё время прямо, не сворачивая, затем она плавно перейдёт в проспект Машерова и вы упрётесь во вход в крепость. Недалеко от главного входа в крепость расположен музей железнодорожной техники. Его тоже можно посмотреть, если есть время и желание. В крепости открылся новый музей обороны, который строили два года на деньги Газпрома. Хороший ремонт, много жидкокристаллических экранов, на которых показывают всякие картинки и с которых смотрят суровые лица ветеранов и защитников крепости, хорошие муляжи, на новой стене по свежей штукатурке аккуратно написано: «Умираем за Родину». В музее  есть даже книга «Рак молочной железы» 60-х годов издания, написанная после войны кем-то из участников обороны. Всё есть, нет только ощущения прикосновения к истории. 

После посещения крепости двинулись смотреть 5-ый Форт. Это полностью сохранившееся укрепление, входившее в систему оборонительных сооружений крепости. По каким причинам оно сохранилось, не знаю, то ли его не защищали, то ли ещё что. Сейчас там работает филиал музея Брестской крепости, выставлена различная военная техника. Работает до 18-00. Указателей, как к нему проехать нет. Руководствовались путаными указаниями сотрудников музея и указаниями прохожих. По ошибке сначала заехали с обратной стороны крепости, свернув на узенькую дорожку направо  перед пропускным пунктом  «Варшавский мост». Там оказалась буйная растительность, никак не облагороженные развалины крепости и женский монастырь в крепостных зданиях. Я думаю, что если походить в тех развалинах с металлоискателем там такого можно найти… В результате долгих поисков мы-таки нашли искомый  5-ый форт, но успели только к 18-05. В результате вовнутрь зайти не удалось, поэтому посмотрели на него из-за рва.

 

В Бресте, в принципе, кроме крепости смотреть нечего. Историческая застройка города была уничтожена в 19 веке, когда на месте города была построена крепость. Сейчас на территории крепости так же расположен археологический музей «Берестье». Сам город стали отстраивать в стороне. В городе сохранились несколько кварталов домов постройки начала 20 века, есть пешеходная улица Советская.  Сохранились небольшие частные дома с интересной архитектурой польской постройки недалеко от гостиницы «Веста» и здания областной администрации.

 

Наши планы переночевать в Бресте пришлось подкорректировать. На момент нашего приезда в город температура воздуха была +36С, накануне прошёл сильный ливень. Было ощущение, что находишься в тропиках, любое, даже малейшее, движение вызывало ручьи пота. В обоих присмотренных нами гостиницах отсутствовали кондиционеры. Ситуация усугублялась тем, что в эти выходные праздновался День Воздушно-десантных войск. Стадион, где должны были проходить мероприятия, приуроченные к данному событию, располагался рядом с обеими гостиницами, о чём я уже писал вначале. А надо сказать, что празднование Дня ВДВ на просторах бывшего Советского Союза проистекает бурно и шумно. На семейном совете было принято решение не ночевать, дождаться захода солнца и когда немного спадёт жара двинуться домой в Минск, что мы и сделали. Были планы заехать в Каменец взглянуть на Белую вежу и в Беловежскую пущу, их мы отложили на будущее. Всё-таки в планах нужно учитывать погоду.

 

 

Автор: А. Сидорек

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов нашего сайта разрешено только при обязательном указании автора и прямой гиперссылки (не редирект и не закрыта от индексации поисковиками) на наш сайт http://easytour.by, и с письменного разрешения администрации сайта.

Страна: